TRUD-ARCHIVE.RU Информационный архив газеты «ТРУД»
костыль кровельный - СамСтрой

Заказчики грязных технологий известный экономист павел бунич рассказал корреспонденту труда о том, как проходит его предвыборная кампания в государственную думу

Федор СИНИЦА.
- Павел Григорьевич! Каким образом вы попали в политику?
- По странным обстоятельствам. В 89-м году, когда шли выборы
народных депутатов, в Академии наук образовалась инициативная
группа, возглавляемая академиком Сахаровым. Эта группа
разработала свой список кандидатов, имеющих демократический
оттенок и предложила его 80 научным институтам для утверждения.
От своего знакомого я узнал, что фигурирую в этом списке.
Институты проголосовали "за". Так я впервые стал народным
депутатом. Затем попал на заседание Верховного Совета в Кремле.
Мне предоставили слово, я выступил. В перерыве подошел Михаил
Сергеевич Горбачев, с которым я в ту пору еще не был знаком, и
сказал загадочно: "Я думаю, что вторыми замами председателей
комитетов Верховного Совета вполне могут быть не штатные члены
Верховного Совета, а народные депутаты!". Через несколько дней
меня рекомендовали заместителем председателя комитета Верховного
Совета по экономической реформе. Своим главным результатом на
этом поприще считаю разработанный мною и принятый Верховным
Советом Закон об аренде. На аренду стали переводить предприятие
за предприятием, целиком, от сторожа до генерального директора.
По стране образовалось 17 млн. арендаторов! Этот закон одобрили
все люди. Пятилетка аренды была самой благополучной из всех
послевоенных пятилеток страны.
- Как вы оцениваете работу нынешней Государственной Думы в
области приватизации и свой вклад в решение этой проблемы?
- Основная функция Думы - издавать грамотные законы. Многие
наши беды последних лет произошли именно из-за отсутствия
законодательной базы. Первый закон о приватизации был принят без
сопутствующего обеспечения. Тогда не было закона об оценочной
деятельности. Государственную собственность оценивали как Бог на
душу положит, и уходила она за бесценок. Поэтому закон об
оценочной деятельности стал успехом. Он гласит: необходимо
учитывать рыночную стоимость! Теперь он действует. Не было также
закона о госрегистрации имущества, какая без него приватизация.
Не было, наконец, закона об акционерных обществах, хотя после
приватизации большинство предприятий превратились в акционерные.
В подготовке всех этих законов я непосредственной участвовал.
Самое же главное - основной закон о приватизации, принятый
ранее этих законов, оставлял немало белых пятен.
В мой адрес иногда высказываются необоснованные упреки в
приватизации, особенно накануне выборов. Но если говорить правду,
то с первых шагов приватизации я выступал, чтобы ваучеры имели
высокую реальную цену. И чтобы за преступную приватизацию карать
по закону. Дума, Комитет по собственности, где я являюсь
председателем, разработали и приняли новый закон о приватизации,
который впредь отменяет прежний. Если преступная приватизация -
грабеж народа, то нормальная сняла с государства содержание в
принципе прибыльных предприятий, дала ему деньги от приватизации,
новые налоги. Только приватизировать нужно без стратегических
предприятий, без естественных монополий, части объектов соцсферы,
но только при хорошей конъюнктуре и выгодным рыночным ценам.
Вообще-то в Госдуме я был автором или соавтором 15 принятых
законов (10 - находятся на пути к финишу). Не очень мало. Главные
из них - о лицензировании деятельности, иначе будем полностью
беззащитны перед производством некачественных товаров и услуг; о
лизинге (аренде оборудования); о негосударственных пенсионных
фондах; об ипотеке (хоть ее пока мало, но закон уже есть).
- Кто, по-вашему, должен прийти в новую Думу?
- Прежде всего профессионалы. Приоритет должен быть за
экономистами, юристами, причем широкого профиля и общероссийского
масштаба, с большим опытом деятельности. Всеми думскими делами
призваны заниматься наиболее умные, грамотные, подготовленные
люди, независимо от пола и возраста, понимающие не один закон или
ползакона, а все ядро законов.
Что еще можно сказать о нынешней Думе? С группой депутатов мы
пытались отменить депутатскую неприкосновенность, собирали за это
подписи. Подписалось всего 40 человек. Еще одно безнадежное дело
- написали письмо Клинтону о своем протесте по расширению НАТО на
Восток. К сожалению, кампанию проиграли, ибо Россия уже не
являлась великой державой.
- Вы избираетесь в новую Думу по Университетскому округу. В
чем, по-вашему, нуждаются жители этого района Москвы?
- В Думу еще надо избраться. А если изберусь, то не хочу
выступать в роли "птицы счастья завтрашнего дня". Жить всем надо
сегодня. Поэтому предполагаю заниматься важными, обыденными для
каждого человека делами, связанными с улучшением жилищных
условий, медобслуживания, безопасностью и порядком. Надеюсь
заняться разрешением экологических проблем: устойчивая тенденция
к ухудшению экологии чрезвычайно опасна и требует принятия
срочных мер. Намерен также способствовать разрешению
экономических конфликтов - по малому бизнесу, банкротству,
выполнением обязательств перед акционерами, вкладчиками.
- Предвыборная борьба сегодня ведется с применением подчас
недозволенных приемов. Вы тоже с этим столкнулись?
- А куда от этого скроешься? В последнее время накатываются
беспрерывные волны компромата. Сначала я думал не отвечать, а
потом понял, что молчание - знак согласия. Поэтому, отвергая
дезинформацию, даю минимальную информацию из своей мучительной
предвыборной Одиссеи. Она к тому же типична для многих.
В одну из распространяемых листовок был вложен вкладыш,
подписанный анонимной "группой депутатов". В нем говорилось:
выражаем недоверие Буничу за то, что он не голосовал за отставку
Ельцина. А ведь во время этого голосования я лежал на
операционном столе под наркозом в больнице в Уфе, так что не
голосовал вообще - ни за, ни против. Не кощунство ли это?
В анонимной публикации сначала назвали четыре моих
предвыборных обещания, а затем в графе "исполнение" проставили
четыре нуля. Во-первых, этих обещаний было больше. И все они
выполнены. Во-вторых, среди "невыполненных" значилось - в Москве
не построили метро до Внукова. Его я, кстати, и не обещал (ибо
это не в моих силах), а обещал бороться. К сожалению, ни у меня,
ни у Москвы, ни у страны денег на это не оказалось. Далее - Бунич
обещал бороться за привлечение иностранных инвесторов в округ Не
его вина, что они не только не пришли, а наоборот, ушли из
округа, Москвы, России. Остальные "невыполненные" обещания такого
же свойства либо выполнены.
Газета "Московский Запад" опять же анонимно сообщила, что хотя
Генпрокуратура не привлекла меня к ответственность за
приватизацию АНХ, зато правительство потребовало от Думы
освободить Бунича от должности председателя Комитета. На счет
прокуратуры - все верно, а насчет правительства - все ложь.
Вообще-то публикация состоялась в газете, которая практически
целиком посвящена М.Задорнову. Причем написана настолько
восторженно, умиленно, что сама провоцирует в памяти, что
М.Задорнов был худшим, по-моему, министром финансов. Дела при нем
непрерывно катились вниз, скатившись в конце концов в пропасть
девальвации, разорившей страну и людей.
Когда кого-то, несмотря на отсутствие честных аргументов,
много клюют, значит, это кому-то нужно, значит, есть рука или
руки заказчиков. Возможно, он конкурент или серьезный оппонент в
случае избрания в Думу. Или просто неподкупный человек. Да и
момент выбран удачно - судиться времени уже нет. Призадумайтесь,
не дайте восторжествовать грязным методам и не менее грязным
соискателям думских мандатов.
Мечтаю увидеть Россию процветающей во всех позитивных делах.
Бог и история дали нам огромные ресурсы. Остаться второстепенной
державой мы не вправе, для нас это позор. Наш удел Великая
Россия. Так и будет!




09-12-1999, Труд